Владимир Волошин предлагает Вам запомнить сайт «Искусство»
Вы хотите запомнить сайт «Искусство»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

красота

Блог

Ночное пианино

Евгений Чубров.

Ночное пианино

<< Возможно, самое известное стихотворение Сальваторе Ди Джакомо >> - написано в комментариях к одному из роликов ютуба.

Как же получилось так, что оно до сих пор не было известно мне? Быть может, потому, что никто из тех, кого можно было бы назвать знаменитым композитором, не положил его на музыку?

Стихотворение 28-летнего в ту пору Ди Джакомо обладает самодостаточной внутренней мелодией.
Но каждый слышит эту музыку по-своему.



Я был поражен тем, как много вариантов декламации "Ночного пианино" нашлось в ютубе. На третьем десятке я устал складывать их в специально созданный альбом.

Зато нашелся повод хоть как-то передать его на русском языке.



Ночь. Где-то пианино
Играет в отдаленьи.
Под музыки теченье
Вздыхает тишина.

И голос: сонный город,
Внимает колыбельной.
Звучит мотив старинный -
Былые времена.

Звезд в небе сколько! Боже!
Луна! А воздух нежный,
И голос тот волшебный -
В ночь песня вплетена.

Но медленно и грустно
Растаял звук последний.
Сильней сгустились тени.
Укрыла город тьма.

С душою одинокой,
Дум полон и мечтанья,
В плену очарованья
Застыл я у окна...

Nu pianefforte ‘e notte
Sona luntanamente
E ‘a musica se sente
Pe ll’aria suspirà.

E’ ll’una: dorme ‘o vico
Ncopp’a sta nonna nonna
‘e nu mutivo antico
‘e tanto tempo fa.

Dio, quanta stelle 'n cielo!
Che luna! E c’aria doce!
Quanto na bella voce
Vurria sentì cantà!

Ma sulitario e lento
More ‘o mutivo antico;
se fa cchiù cupo 'o vico
dint’a all’oscurità.

Ll’anema mia surtanto
rummane a sta fenesta.
Aspetta ancora. E resta,
ncantannese, a pensà.



Практически все декламации в альбоме звучат под музыку - тут и "Лунная соната", и разные неаполитанские песни, и неизвестные мне мелодии.

Нашлись исполнители, которые решились спеть "Ночное пианино".

В 1955 году это сделал знаменитый оперный тенор Тито Скипа. Похоже, что он сам и является автором музыки.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/nupianeffortenotte/1997.ht

В основу своей композиции Фаусто Чильяно положил один из ноктюрнов Шопена.

Версия Карло Миссалья. А вот это исполнение мне было знакомо. Выходит, я давно уже слышал "Ночное пианино", но никогда не задумывался о смысле текста..

Эдуардо де Филиппо. Всемирно известный драматург тоже прочитал стихотворение на родном неаполитанском диалекте.

И в завершении...


Владимир Волошин 7 июл, 19:12
+1 0

Про подружек с улицы Папарелле

Евгений Чубров.

Про подружек с улицы Папарелле

В Советском Союзе эту песенку незатейливо, не напрягаясь по поводу перевода, называли «Кумаре-Кумарелла».

Она была довольно популярна - возможно, потому, что ее исполнял «настоящий итальянец» Гуальтьеро Мизиано.

Гуальтьеро - сын Франческо Мизиано, который был итальянским социалистом, членом парламента, одним из основателей итальянской компартии, но был вынужден эмигрировать, работал в СССР на первых киностудиях с Пудовкиным и Эйзенштейном.

Конец жизни Франческо Мизиано – 16 августа 1936 года - связан с первым периодом сталинских репрессий, но сведения о нем расплывчаты. Говорят, что он «впал в немилость», что его смерть от тяжелой болезни спасла его от Гулага, но что за 2 недели до смерти его забирали в ГПУ.


Гуальтиеро Мизиано



Другим путем проникновения песни в СССР стал фильм «Un marito per Anna Zaccheo», которому была уготована редкая удача преодолеть железный занавес и появиться перед нашими зрителями под названием «Дайте мужа Анне Дзаккео».
В фильме песню исполняет великолепный тенор Альберто Амато.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Ccummarelle/1461.html

Эта шутливая песенка была написана за год до выхода фильма и впервые прозвучала на 1-ом фестивале Неаполя в 1952 году, где она заняла пятое место (из двадцати).
Правильное название песни – ‘E Ccummarelle – «Подружки»

Одним из двух исполнителей на фестивале был Антонио Басурто.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Ccummarelle/1444.html

‘E Ccummarelle (Arturo Gigliati – Alfredo Giannini - 1952)

D''o vico 'e Ppaparelle,
non per dire, sóngo 'o rre.
Cummare e cummarelle stanno
sempe attuorno a me.
S'arapono 'e ffeneste
si mme vedono passá.
Peffino ll'aucielle
fanno a gara pe' cantá,
pecché stó' sempe allero,
sempe allero e lariulá.

Cummare e cummarelle
só' belle, só' belle,
ma io voglio bene a Stella
ch'è bella, ch'è bella.
Ma pe' ll'accuntentá
nun mme faccio prijá.
Una 'a ccá, n'ata 'a llá.
Mm' 'e pporto p' 'a Riviera
sott' 'o vraccio a passiggiá.

II
P' 'o vico 'e Ppaparelle
tutt' 'a gente parla 'e me.
Se dice ca na "stella",
priesto o tarde, ha da cadé.
Ma chella mm'ha risposto:
"Nun mme voglio mmaretá,
mme faccio munacella,
Suora Stella mm'hê 'a chiammá".
Invece mme vò' bene,
cerca 'ammore e lariulá.

Cummare e cummarelle
...................

III
Cummare e cummarelle
tuttequante hann' 'a sapé,
ca finalmente Stella
'mbracci'a me vène a cadé.
Mme chiamma "traditore"
Carulina. E ch'aggi' 'a fá?
Carmela e Cuncettina
fanno finta 'e se spará.
Però, quanno mme sposo,
tutte vènono a cantá.

Cummare e cummarelle
...................
На вико Папарелле,
Честное слово, я – король.
Соседки и подружки
Всегда окружают меня
Открываются окна,
Когда я шагаю мимо
Даже птицы
Соревнуются в пеньи
Потому что всегда я весел,
Всегда я весел – тра-ля-ля!

Соседки и подружки
красавицы, красавицы,
Но я люблю Стеллу,
Она так красива, так красива.
Но чтоб им угодить
Я не молюсь:
Одна – здесь, другая – там,
Я с ними по Ривере
Под ручку прогуляюсь.

II
На вико Папарелле
Все говорят обо мне.
Судачат, что одна «стелла» (звезда)
Рано или поздно должна упасть.
Но она мне отвечает:
«Я замуж не хочу.
Я буду монашкой,
Сестрой Стеллой меня нужно звать»
Но неправда, меня любит она,
Ищет моей любви и – тра-ля-ля.

Соседки и подружки
...................

III
Соседки и подружки
Все должны узнать,
Что наконец-то Стелла
В мои объятья упадет.
Меня зовет «предатель»
Каролина. Но что поделать?
Кармела и Кончеттина
Обещают застрелиться,
Однако, когда я женюсь,
Все они будут петь.

Кумушки – соседки
...................




Герой этой песенки живет на улице (вико) Paparelle al Pendino.



Происхождение названия этой старинной улочки настолько интересно, что о нем стоит рассказать.

С 1509 года Неаполь на 2 века вошел в испанскую империю и стал "столицей второго уровня". Короли правили из Мадрида (за 2 века их было всего 7). А наместников - "вице-королей" рассылали по всей своей половине мира. В Неаполе за тот же период их перебывало более сорока.

Первый век такого правления был довольно благополучным. Как столичный город Неаполь получил определенные привилегии (про которые благополучно забыли через сто лет).

В 1539 году по декрету короля Карла V в Неаполе был открыт ломбард, дававший беспроцентные ссуды беднейшим слоям населения. Это финансовое учреждение было рычагом борьбы с расплодившимся еврейским ростовщичеством.
Ломбард основали наиболее знатные и богатые неаполитанцы, в том числе Аурелио Папаро.
Его дочь Луиза продолжила дело отца помощи беднейшем слоям. Она основала приют для бедных женщин. Это заведение в народе называли по фамилии основательницы – paparelle, а по нему уже назвали и улицу, на которой он находился.

Эта узкая и недлинная улица или, скорее, переулок находится в самом центре исторического центра Неаполя, идет параллельно более широкой Виа Трибунале всего в нескольких сотнях метров от кафедрального собора Дуомо, где хранятся реликвии и несметные сокровища Святого Януария.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Ccummarelle/1441.html


А в этом попурри, в котором Мария Национале сумела нанизать на один ритм десяток неаполитанских песен середины прошлого века, нашлось место - ближе к концу - и куплету из «Кумарелле».

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Ccummarelle/1467.html



Владимир Волошин 5 июл, 20:46
+1 0

Города России в изобразительном искусстве

Александр Смольянинов.

Города России в изобразительном искусстве

Друзья, предлагаю познакомиться с новой подборкой наших смоликов (роликов), объединенных темой "Города России в изобразительном искусстве". Тема большая и интересная. Это первая часть, остальные части опубликуем позже, по мере их создания.
Заглавным роликом я поставил видео о Зеленограде, прекрасном подмосковном городе в котором прошло моё детство.

https://my.mail.ru//mail/smolik59/video/120/6670.html

(Кликаем на картинки и смотрим ролики)


Владимир Волошин 5 июл, 20:25
+1 0

Река

Евгений Чубров.

Река

1952 год.
В Сан-Ремо проходит второй телевизионный конкурс итальянской песни, а в Неаполе – первый неаполитанский фестиваль.

Конкурсы тех лет были совсем не похожи на сегодняшние. Это были конкурсы песен, а не певцов.
В Сан-Ремо, например, пели три певца, одна певица и один девичий дуэт. А разных песен они исполнили штук 20.

Нилла Пицци, например, исполнила целых 7 песен и три из них заняли первые три места!

Музыку песни-победительницы написал почти забытый ныне композитор Карло Кончина. Я с трудом нашел 2-3 его низкокачественных фотографий.




Четыре певца-солиста после январского Сан-Ремо встречаются в августовском Неаполе, где к ним присоединяется толпа других исполнителей - Неаполь недостатка певцов не ощущал никогда.

В фестивале неаполитанской песни тоже участвуют 20 песен, и тут тоже определяют лучшую песню, а не певца. Но тут действует еще одно правило – каждую песню должны исполнить два разных человека.

И снова побеждает песня, которую исполняет Нилла Пицци – на пару с неаполитанцем Франко Риччи.

Была ли их песня "Desiderio 'e sole" ("Страсть к Солнцу") действительно лучшей? Да ведь тут у каждого - свое мнение! Только время может дать верный ответ.

Мне вот кажется, что больше всего исполнителей за последующие годы оказалось у песни, занявшей четвертое место – Sciummo ("Река"). И автором музыки тут снова был Карло Кончина, а текст сочинил популярный поэт Энцо Бонагура.

Двум соавторам-ровесникам было тогда по 52 года.




Достойные исполнения "Реки" я, как обычно, собрал в альбоме

Кое-что послушаем здесь.

Серджио Бруни пел песню на конкурсе. Второго исполнителя – Achile Togliani можно найти в альбоме.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1673.html

Tu scinne,
sciummo, sciummo, sciummo,
da 'a muntagna...
Io scénno
ca na malasciorte
mm'accumpagna...
E ghiammo, ohé!
Ll'ammore è sciummo ca se perde a mare...

Tu cante:
- Tòcche, tòcche, tòcche -
spaccalegna:
"'A saccio,
nun ce sta na vócca
cchiù sanguégna...!"
E i' scénno, ohé!
Chi perde 'ammore va cercanno 'o mare...

Campana
ca suone 'a copp'a stu cunvento,
tu siente
ch'ha fatto chella faccia 'e santa?

Ajére, 'mbracci'a me, nu svenimento...
stasera vasa a n'ato e se n'avanta!

Oje comme
sona lenta e triste
na zampogna,
ca scénne
- sciummo, sciummo, sciummo, -
da 'a muntagna!...

E ghiammo, ohé!
Ll'ammore è sciummo ca se perde a mare...
E 'nfunn'ô mare s'arreposa 'o core...

Paese
addó' só' nato, io te saluto...
Te veco
llá 'ncimma, sulo e abbandunato...

E io 'nfamo, 'nfamo 'e me, mme ne só' ghiuto...
Te lasso pecché 'ammore mm'ha lassato!

Tu chiagne
quase comm'a n'ommo
ca se lagna...
e i' scénno
- sciummo, sciummo, sciummo, -
da 'a muntagna!...

E ghiammo, ohé!
Ll'ammore è sciummo ca se perde a mare...
e sulo 'o mare fa scurdá ll'ammore...

Спускаешься
Речка, речка, речка
С горы…
Спускаюсь
С несчастьем
Что сопровождает меня
И мы идем, о-э…
Любовь – река, что теряется в море…

Ты поешь:
- Стук, стук, стук
Дровосек:
Я знаю,
Что больше нет губ
Более кровавых...!
И я спускаюсь, о-э
Кто терял любовь, тот ищет море

Колокол,
что звонит на монастыре
ты слышишь
что сделала та с лицом святой:

Вчера, в моих объятьях, умирала
Сегодня целует другого и этим горда.

Ой-э, как играет
медленно и печально
Дзампонья,
как спускается
- Речка, речка, речка
С горы

И мы идем, о-э…
Любовь – река, что теряется в море
В морской пучине отдыхает сердце

Мой край,
Где я родился, с тобой прощаюсь
Смотрю на тебя
Там, на вершине, одинокий и покинутый

Стыжусь, стыжусь, что бросаю тебя
Тебя покидаю, потому что любовь покинула меня.

Ты плачешь
Почти как человек
в страшном горе
И спускается
Речка, речка, речка
С горы

И мы идем, о-э…
Любовь – река, что теряется в море
И только море даст забыть любовь



Дзампонья, кстати, это такая неаполитанская волынка.

Джакомо Рондинелла

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1666.html

Добавлю свою обычную мантру - хорошую неаполитанская песню можно петь в разных стилях, разными голосами, на разных языках. везде она обретает новые краски.

Бинг Кросби

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1670.html

То, что резануло мне слух сразу же, как я впервые услышал эту песню, так это почти полное мелодическое совпадение последней строки куплета

E 'nfunn'ô mare s'arreposa 'o core...


с последней строкой знаменитой арии Каварадосси

E non ho amato mai tanto la vita!



Кто слышал – тот поймет )) А, может быть, и не согласится…
Почему так? А я не знаю.

Роберто Муроло

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1665.html

Энцо Граньаньелло

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1660.html


Джильола Чинкветти

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/sciummo/1671.html


Владимир Волошин 3 июл, 18:20
+1 0

Фернандо и Энрико

Евгений Чубров.

Фернандо и Энрико

<< В Неаполе величайшим тенором всех времен всегда считался Фернандо де Лючия, тогда как во всей остальной Италии, в Европе, в Америке пальма первенства навечно досталась Энрико Карузо.

Так называемая «старая школа», питомцем которой был де Лючия, восторжествовала в неаполитанском театре «Сан-Карло» в тот вечер, когда другой неаполитанец, Энрико Карузо, пел на его сцене Неморино в «Любовном напитке». Да, да, именно Карузо, основатель новой, «веристской» вокальной традиции, с его темным звуком, поддержанным нижебрюшным дыханием, с его матово-теплым виолончельным тембром!

Какой ошибкой с его стороны было взять оперу старого репертуара в качестве «пробного камня»! >>


Так начал рассказ об этой "параллели" певец Джакомо Лаури-Вольпи в своей знаменитой книге "Вокальные параллели".




Тема противопоставления оперных певцов Карузо и де Лючия, начатая неаполитанским журналистом Саверио Прочида, и подогретая Джакомо Лаури-Вольпи не сводится к соперничеству двух артистов. В ней отразился глубинный перелом в итальянской опере: от Россини - Доницетти - Беллини - Верди к периоду Пуччини и веризма, которым, на мой взгляд, феномен оперы, как великого искусства и завершился.

Не просто сравнивать певцов по аудио-записям, сделанным век назад. На заре звукозаписи технологии быстро улучшались. Карузо, уехавший в США, чаще всего записывался в Америке, на студии в городке Кэмпден (Нью-Джерси). Де Лючия делал фонограммы в Милане и на собственной студии в Неаполе, где было менее совершенное оборудование. Технологии компьютерной обработки звука взялась за записи Карузо тоже раньше.

Но тем не менее...
Давайте послушаем, как Фернандо и Энрико поют Россини – соответственно, арию из «Севильского цирюльника» и фрагмент из "Stabat Mater" ("мать скорбящая" - средневековый сюжет, который вдохновил не менее десятка композиторов).

Фернандо де Лючия и Энрико Карузо родились в Неаполе - Фернандо в 1860, а Энрико - в 1873 году. Де Лючия всю жизнь прожил в Неаполе, Карузо уехал в Америку в 30-летнем возрасте. Оба гастролировали по всему миру, но в России пел только Карузо.

Кто из двух неаполитанцев был лучше?
Этот вопрос не имеет никакого смысла, потому что Фернандо и Энрико были разными, и каждый из них был великолепен по-своему.

Фернандо де Лючия начинал с веристских опер, но вошел в историю вокала как один из самых ярких продолжателей традиций истинного бельканто. Его отличало <<... изящное орнаментальное пение, возникшее до веризма, затем надолго вышедшее из моды, чтобы снова возродиться в манере Фернандо де Лючия>>.

Веризм, напомню, это жанр поздней итальянской оперы, когда в сюжетах вместо античных героев или средневековых правителей появились обычные люди, современники авторов и исполнителей, со страстями, драмами и трагедиями простого человека.

В музыкальном плане веристская опера уже не распадается на арии, ансамбли и речитативы, а представляет собой сплошное музыкальное развитие. Вокальные партии насыщены, изобилуют громкими нотами и резкими переходами, тяжелы для исполнения. Справедливости ради нужно сказать, что тенденция превращения оперы из череды арий, дуэтов и ансамблей, "склеенных" речитативами, в единое, "сквозное", музыкальное произведение появилась еще до веризма, в первую очередь, у Джузеппе Верди.

К веристам относят композиторов Леонкавалло, Масканьи, Чилеа, Джордано, Каталани и других их современников конца 19 - начала 20 века. Близок к веризму был и Джакомо Пуччини, последний гений итальянской оперы.

Веризм начался с двух опер, которые композиторы Руджеро Леонкавалло и Пьетро Масканьи готовили к одному и тому же конкурсу одноактных опер 1890-го года. Леонкавалло, впрочем, не уложился в один акт в своих "Паяцах", и опера участвовала вне конкурса. "Сельская честь" Пьетро Масканьи не имела конкурентов и произвела потрясение в музыкальном мире. Увы, последующие его девять опер не слишком известны.

Эти две оперы нередко ставят в один вечер. Но, тенора решившего спеть подряд Канио в "Паяцах" и Туридду в "Сельской чести", ожидает тяжелейшее вокально-драматическое испытание. Фернандо ди Лючия нередко шел на это.



Фернандо де Лючия дебютировал в неаполитанском Сан-Карло в 1885 году, когда ему было 25. Затем последовали многочисленные гастроли по Южной Америке, выступления в Нью-Йорке и Лондоне.



<< О нем сложились противоположные мнения у критиков и коллекционеров звукозаписей. Де Лючия, как и Карузо учился у Винченцо Ломбарди. В течение тридцати лет он был ведущим тенором в Сан Карло и преуспел в разных оперных жанрах - от «Севильского цирюльника» до «Сельской чести» и «Паяцев». Нет никого в эпоху звукозаписи, кто мог бы сравниться с Де Лючия в спонтанной экспрессии, в канто спианато (стиль, сочетающий кантабиле и портаменто и требующий высшего мастерства), в сверкающей колоратуре, в восхитительном мецца-воче, в контрастах и вариациях тембра.

Но, кроме того, его сводящая с ума (для англо-саксонского уха) привычка изменять гласные на высоких нотах и постоянное использование тремоло, что было не техническим недостатком, а приемом, которые многие итальянские певцы использовали для выражения максимальных эмоций.

Репутация Де Лючия пострадала также от того, что многие его записи в течение долгого времени воспроизводили на неверной скорости. У Де Лючия была своя звукозаписывающая фирма Phonotype, и, если певец чувствовал себя не в голосе в день записи, он мог транспонировать произведение в более низкую тональность. При проигрывании записи на скорости, которая обеспечивала нужную тональность, звучание приобретает металлический оттенок и немного напоминает ржание.
На правильной скорости голос Де Лючия звучит богато и звучно. Тогда начинаешь понимать, почему он стал знаменитым в веристском репертуаре, и почему к нему обращались Масканьи, Джордано, Пуччини для исполнения ролей в новых операх. >>
(Дэн Марек. «Пение: Самое первое искусство»)



Коллекционеров звукозаписей восхищает бельканто Фернандо де Лючия, как же получилось, что он начинал с веризма?

Думаю, дело было в том, что веризм был новым жанром, традиция его исполнения только складывалась. А Карузо, голос которого был словно создан для веризма, был пока известен разве что тем, кто, прогуливаясь по набережной виа Партенопе, кидал монетке мальчишке, исполнявшему неаполитанские песни.

Энрико Карузо обладал насыщенным, плотным голосом, чуть низковатым для тенора. Недаром его тембр сравнивали с виолончелью.



У Карузо случались проблемы с высокими нотами, например, со знаменитым верхним до в арии Рудольфа из пуччиниевской "Богемы". Впрочем, сам автор сказал молодому еще певцу, что не стоит переживать из-за одной ноты в опере и посоветовал просто спеть эту арию на полтона ниже. С другой стороны, известен случай из 4-го акта той же самой оперы, когда Карузо великолепно исполнил басовую (!) арию вместо внезапно охрипшего партнера, быстро переодевшись за кулисами по ходу действия, и даже не предупредив дирижера, который чуть не выронил палочку от изумления.

<< 1896 год. Молва о юном теноре с очень красивым голосом продолжала распространяться. Чтобы послушать Энрико в «Пуританах», в Салерно приехал любимец Неаполя Фернандо де Лючия. По всей видимости, на тот момент он не увидел в Карузо конкурента и, прощаясь, несколько высокомерно бросил:
— Ты, конечно, должен еще заниматься с педагогом. Есть многое, чему еще стоит поучиться.
Естественно, любимец Неаполя не мог и подумать, что через несколько лет этот юноша не только станет его главным конкурентом, но и намного превзойдет в популярности. Кстати, достигнув всемирной славы, Карузо и сам будет внимательно следить за всеми начинающими тенорами, пытаясь понять, есть ли среди них его будущие конкуренты... >>

(С.Булыгин. Энрико Карузо, ЖЗЛ)

К 1900 году Энрико Карузо уже познал первый успех. Позади были гастроли в Санкт-Петербурге и Москве. Был дебют в "Ла Скала", где, за первым невнятным спектаклем, когда певец был переутомлен и не здоров, последовала серия блестящих выступлений.

Именно тогда Карузо познакомился с Федором Шаляпиным, приглашенным в Ла Скала под удивленные вопросы "у нас что, в Италии, своих певцов не хватает?". Певцов в Италии хватало, но второго такого баса не было.

Бас и тенор быстро сдружились. Оказалось, что они ровесники - Шаляпин был старше на 12 дней. Вслед за обменом рукопожатиями певцы обменялись шаржами - оба любили рисовать. Позже они делали это неоднократно.





Молодой Шаляпин был приглашен в Милан, чтобы реанимировать оперу "Мефистофель" Бойто (Арриго Бойто гораздо более знаменит как поэт - либреттист поздних опер Верди).

В вокальном мастерстве Шаляпин тогда уступал своим итальянским партнерам - Карузо и Эмме Карелли в роли Маргариты, но необузданный темперамент, харизма и яркая актерская игра волжского баса сделали его главной звездой спектаклей.
Мало кто и помнит, что Энрико Карузо тоже участвовал в возрожденном "Мефистофеле". А ведь чуть раньше Карузо пел в этой опере в Москве, завоевав шквалы аплодисментов и получив серебряный кубок тонкой работы от дирекции Большого театра.



Результатом первых успехов Карузо стало то, что Артуро Тосканини пригласил тенора выступить на скорбном мероприятии по поводу только что умершего "великого старца" Джузеппе Верди. При подготовке концерта певцы дружно попросили строгого и властного дирижера, чтобы Карузо спел герцога в квартете из "Риголетто" вместо другого певца, и Тосканини, на удивление, изменил свое первоначальное решение.

На гребне первого успеха, 28-летний Энрико Карузо дебютирует в конце 1901 года в неаполитанском Сан Карло, старейшем оперном театре Европы.

Сан Карло был открыт в 1737 году Карлом III. С королевским дворцом его соединяет галерея, по которой в конце 1700-х король-лаццароне Фердинанд, сын Карла, проходил в королевскую ложу, просил принести любимые спагетти и ел их прямо руками, вполуха слушая оперы Перголези, Паизиелло, Чимарозы.
В первой половине 19 века Сан Карло руководил Россини, а потом - Доницетти.






В начале 20-го века в Сан-Карло были свои законы. В Неаполе противодействовали две театральные "клаки", и, чтобы завоевать успех, певцу следовало явиться на поклон к их боссам и заказать поддержку публики.

Карузо не сделал этого - он уже чувствовал уверенность в собственных силах.


30 декабря 1901 года Энрико вышел на сцену Сан-Карло в "Любовном напитке". Его почитатели зааплодировали до того, как тенор издал первую ноту. Противоположная клака из другой части партера засвистела в ответ. Пока Неморино на сцене робко заявлял о своей любви к Адине, завсегдатаи партера продолжали препираться вслух. Уверенность покидала певца. "Ладно, давайте его послушаем" - наконец раздалось из зала и воцарилась относительная тишина.

Это неправда, что Карузо провалился в неаполитанском дебюте. Молодой певец справился с ситуацией, и в основных моментах оперы его вызывали на бис.

Но на следующий день, 31 декабря 1901 года в "Пунголо" появилась рецензия Саверио ди Прочида. Неправда и то, что критик жестко раскритиковал Карузо. Это не так. Вы сами можете в этом убедиться, скачав рецензию вот по этой ссылке.

Саверио Прочида дружил с Фернандо де Лючия, считал его филигранное бельканто образцом для всех теноров, а Карузо был совсем другим. Его новаторский, экспрессивный стиль был непривычен, а для кого-то, возможно, даже неприятен.

Рецензия Прочиды была выдержана в стиле благосклонного назидания матерого критика начинающему артисту. Только сам Карузо мог бы объяснить, почему она так на него подействовала.

Успешно отработав положенные по контракту спектакли (Карузо всегда был крайне щепетилен по поводу исполнения своих обязательств), Энрико, проигнорировав прием, где его ожидала толпа народу, тихо покинул родной город. "Неаполь меня больше не услышит. Я люблю Неаполь и буду приезжать сюда - чтобы поесть спагетти".

Карузо сдержал свое обещание. Он приезжал в Неаполь, ел спагетти, встречался с друзьями, помогал бедным, но не пел...



В этом клипе звучат три неаполитанца. В уникальной записи 1904 года автор песни Руджеро Леонковалло аккомпанирует Энрико Карузо, для которого было написано La Mattinata («Утро»). Следом звучит то же произведение в исполнении Фернандо де Лючия, записанное в 1911 году в Милане. Пение сопровождает оркестр, и были ли в нем неаполитанцы, вряд ли кому известно

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/fernandodelucia/1938.html


La Mattinata

L'aurora di bianco vestita
Già l'uscio dischiude al gran sol;
Di già con le rosee sue dita
Carezza de' fiori lo stuol!

Commosso da un fremito arcano
Intorno il creato già par;
E tu non ti desti, ed invano
Mi sto qui dolente a cantar.

Metti anche tu la veste bianca
E schiudi l'uscio al tuo cantor!
Ove non sei la luce manca;
Ove tu sei nasce l'amor.

Утро(перевод Ю.Траубе)

Аврора, из белых покровов
Рассвет отпустив в небеса,
Цветы приласкала, и скоро
В лучах заиграла роса,

Но где ты, проснись, дорогая,
Измучено сердце моё,
Уже ль мне погибнуть, страдая? -
Певец одинокий поёт.

В белый покров, как богиня, одета,
Дверь отворила - я пред тобой:
Там, где тебя нет, нет и рассвета,
Там, где ты есть, торжествует любовь

Карузо уехал в Америку, но выступал по всему миру. Славу лучшего тенора всех времен и народов ему принесла американская "раскрутка". Он был великолепным певцом, но он не был на голову лучше других знаменитых теноров, хотя такое мнение и существует. У каждого были свои плюсы и недостатки.


В конце 1920-го года во время гастролей по Канаде Энрико Карузо заболел. Простуду вылечили, но осталась боль в боку. Личный врач певца по фамилии Горовиц ошибочно диагностировали межреберную невралгию.

В таком состоянии, с усугублявшейся болью в боку, Энрико спел еще несколько спектаклей.
В Бруклинской опере горлом пошла кровь, которую певец вытирал салфетками, передаваемыми из-за кулис. Зрители партера, видя это, начали кричать "Остановите Карузо", но он допел спектакль.

Эскулап Горовиц настаивал на своем диагнозе, а кровотечение объяснял разрывом кровеносного сосуда у основания языка. Был созван консилиум, который определил гнойный плеврит. Время показало, что и этот диагноз американских врачей не был точным.

Горовицу указали на дверь. Карузо с ним щедро расплатился.

Певцу была сделана серия операций, очаг воспаления долго не могли найти. Была удалена часть ребра. Сначала это скрыли - ребра образуют опору при звукоизвлечение, и потеря ребра могла означать конец карьеры. Но кто-то проболтался, и Карузо впал в депрессию.

Энрико настоял на возвращении на родину. "Увидеть Неаполь и умереть" - такая мысль действительно его посещала. Но потом он поверил, что родные места помогут вернуть здоровье и вернуться на сцену.

Из Неаполя Карузо переехал в тихий Сорренто и поселился в отеле, с балкона которого через залив были видны контуры родного Неаполя. Здесь певца посещали многочисленные друзья, включая американских. С ними он даже совершил утомительную поездку по июльской жаре в Помпеи - это примерно на полпути из Сорренто в Неаполь по дороге, бегущей между Везувием и заливом.

После этого произошло резкое ухудшение. Консилиум теперь уже итальянских врачей тоже не знал, что делать. Карузо перевезли по воде в Неаполь, чтобы на следующий день отправить на операцию в Рим. Но утром 2-го августа 1921 года в номере отеля Везувий, на той же набережной, на которой он в детстве пел для прохожих, Энрико Карузо умер.
Круг жизни замкнулся.

Позволю себе длинную выборочную цитату из книги воспоминаний Титта Руффо, возможно, лучшего баритона эпохи звукозаписи.

<< ...В тот вечер в опере пел Карузо, выступавший впервые в роли Элеазара в опере Галеви «Дочь кардинала». Это оказалось его последним и великим творческим достижением. Впрочем, назвать его великим — мало. Он был в тот вечер недосягаем. Образ, созданный им, являл собой олицетворение скорби и мысли, и певец сумел раскрыть свою душевную тревогу с такой таинственно волнующей выразительностью, что многие зрители плакали. Среди них был и я.

"Дочь кардинала" - так переводили название оперы в советское время. Сейчас оперу «La Juive», написанную в 1835 году Фроманталем Галеви на сюжет из 15-го века, по-русски называют «Жидовка». Впрочем, героиня оперы Рахиль, как выясняется в финале, вовсе не была еврейкой, а смерть она приняла, сама того не подозревая, от своего отца. Самое неприятное в сюжете то, что до изобретения гильотины во Франции орудием казни был котел с кипящей водой.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/enricocaruso/1995.html

... В 1920 году, прежде чем покинуть Нью-Йорк, я не преминул пойти в театр Метрополитен, чтобы еще раз послушать Карузо в «Дочери кардинала» в образе, так незабываемого взволновавшем меня в прошедшем году. На этот раз я с огорчением констатировал, что голос великого артиста свидетельствует о каком-то недомогании. Не то, чтобы сам голос казался утомленным, нет, но за ним точно скрывалось физическое страдание. У меня создалось впечатление, что Карузо может в любую минуту перестать петь и упасть в обморок на сцене. Я ушел из театра подавленный. Через некоторое время я узнал, что великий певец на самом деле заболел на сцене во время исполнения «Любовного напитка» в Бруклинском театре. Спектакли были отменены. Врачи определили у Карузо плеврит и заявили, что необходимо хирургическое вмешательство. Это известие болезненно отозвалось во всем мире, и особенно в Соединенных Штатах, где Карузо в полном смысле слова боготворили. Сразу, как только прошла операция, я написал ему ласковое письмо, поздравляя с миновавшей опасностью, и по возвращении из Калифорнии зашел навестить его. Ушел я оттуда потрясенный. Он был совершенно бессилен. Могучая грудная клетка, из которой неслись поразительные звуки его золотого голоса, превратилась в скелет. По дороге в гостиницу, где я остановился, я с грустью вспоминал незабываемые вечера в Париже, Вене, Монтевидео, Буэнос-Айресе, когда я разделял с ним успех, утверждавший славу нашего искусства, славу нашей родины! Я предчувствовал, что для короля певцов, для любимейшего моего друга, повторения этих вечеров больше не будет...


Руффо, Карузо, Шаляпин. Репродукция с картины художника Тадеуша Стыки. Три лучших певца эпохи были хорошо знакомы, но никогда не пели втроем в одном спектакле. Была попытка организовать такое выступление в "Севильском цирюльнике", но партия Альмавивы, столь выигрышно звучавшая у Фернандо де Лючия, плохо подходила для Карузо.

... И вот однажды, когда я сидел с друзьями за карточной игрой, ко мне вдруг подходит управляющий гостиницей и сообщает известие, напечатанное в неаполитанской газете: умер Карузо. Все были поражены горестной вестью. Я положил карты на стол, ушел к себе в комнату и, плача, бросился на кровать…
Хотя я с того дня как навестил Карузо в отеле Вандербильт уже предчувствовал его близкий конец, теперь, когда неизбежное свершилось, никак не мог представить себе, что этот человек, еще такой молодой — ему едва исполнилось сорок восемь, — этот артист, увенчанный столькими лаврами, этот певец, вызвавший такой энтузиазм во всем мире, стал сейчас только бездыханным трупом, стал воспоминанием…
Хозяин гостиницы предложил мне поехать на другой день утром на его машине в Неаполь — Карузо умер в родном городе, — чтобы отдать последний долг моему товарищу по искусству… Мы приехали в Неаполь в удушающую жару. Тело любимого певца покоилось в одном из салонов гостиницы «Везувий», превращенном в пылающий огнями траурный зал. Весь Неаполь в глубокой скорби дефилировал мимо гроба своего прославленного сына, того уличного мальчишки, который стал самым любимым певцом на всем земном шаре и золотой голос которого донес до сердца всех людей пламя родного вулкана, великолепие родных небес, переливчатую игру красок родного моря. >>


Как это могло произойти, что великий артист покинул этот мир всего лишь в возрасте 48 лет? То, что мне известно об этом, я решил вынести в отдельный пост.


Фернандо де Лючия тремя годами раньше оставил сцену и преподавал в консерватории.
Фернандо спел на траурном мероприятии прощания с Карузо скорбную арию Pieta, Signore ("Помилуй, Господи").

Это произведение часто приписывали Алессандро Страделла (ок.1640 - 1682). Но сейчас уже признано, что автором арии является швейцарский композитор Нидермайер (1802 - 1861), который включил её в оперу о бурной жизни композитора Страделла.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/fernandodelucia/1907.html


Думаю, выбор не был случайным. Карузо тоже пел эту арию, оставив нам очень хорошую звукозапись и возможность оценить, как по-разному звучит она в двух интерпретациях.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/enricocaruso/1987.html

Перевод Н. Спасского, взят с сайта Магомаева


PIETA, SIGNORE

Pieta, Signore,
di me dolente!
Signor, pieta,
se a te giunge
il mio pregar;
non mi punisca
il tuo rigor,
meno severi,
Clementi ognora,
Volgi i tuoi sguardi
Sopra di me,
Sopra di me.

Non fia mai
Che nell'inferno
Sia dannato
Nel fuoco eterno
Dal tuo rigor.
Gran Dio, giammai
Sia dannato
Nel fuoco eterno
Dal tuo rigor,
Dal tuo rigor.

Pieta, Signore,
Signor, pieta
Di me dolente,
Se a te giunge
Il mio pregare,
Il mio pregare.
Meno severi,
Clementi ognora,
Volgi i tuoi sguardi,
Deh! volgi squardi
Su me, Signor,
Su me, Signor.
Pieta, Signore,
Di me dolente,
Di me dolente.

О, БОЖЕ ПРАВЫЙ!..

О! Боже правый,
будь милосердным,
Будь милосерд!
Если к тебе дойдут
мои мольбы,
не накажи меня,
О, Господь!
и не суровый,
полный прощенья
на меня ты
взор обрати,
взор обрати!

В гневе - ужасном,
в аде - кромешном,
в страшных мученьях,
в пламени вечном -
погибнуть не дай.
О, Боже! О, Боже
в страшных мученьях,
в пламени вечном -
погибнуть не дай.
Ты мне не дай!

О, Боже правый.
О, Боже мой
будь милосердным.
Если к тебе -
дойдут моленья,
дойдут моленья,
то не суровый,
полный прощенья
на меня Ты,
Да на меня Ты
Твой взор обрати,
взор обрати!
О, Боже правый,
будь милосердным,
будь милосердным!




На похоронах Карузо Фернандо де Лючия в последний раз появился на публике. Он умер через четыре года.

Неаполь стал и местом рождения, и местом смерти обоих певцов.

Альбом с некоторыми записями Фернандо де Лючия

Альбом с некоторыми записями Энрико Карузо


Владимир Волошин 29 июн, 22:15
+1 0

Голубой грот

Евгений Чубров.

Голубой грот

Голубой грот на острове Капри.
Или "лазурный". В конце концов, итальянское “l’azzurro” происходит от того же латинского корня, что и наша «лазурь».



Оказывается, Ганс-Христиан Андерсен писал не только сказки.


Его роман "Импровизатор" интересен, на мой взгляд, не столько странноватым сюжетом, сколько описаниями и впечатлениями от Рима, Неаполя, Венеции, Милана, оставленные нам великим скандинавом почти двести лет назад.


Позволю себе длинную цитату, завершающую роман.
<<
Я смотрел в прозрачную водяную глубину, и воспоминания слетались ко мне светлым роем. Гребец сильно отталкивался веслами, и лодочка наша летела с быстротою стрелы. Мы далеко опередили остальных. Скоро отлогий берег Капри скрылся из виду, и мы видели перед собою только отвесные крутые скалы. Вода была голубая, цвета горящей серы. Голубые волны бились о скалы, обросшие красными морскими яблоками. Мы были уже возле противоположной стороны острова, и вот между отвесными скалами открылось небольшое отверстие; наша лодочка едва-едва могла проскользнуть в него.

— Заколдованная пещера! — воскликнул я, и воспоминания разом хлынули мне в душу.

— Да! — сказал гребец. — Так ее звали прежде! Теперь же разузнали, что это такое! — И он рассказал нам о двух немцах-художниках, Фрисе и Копите, которые три года тому назад отважились вплыть в пещеру и открыли там красоты, на которые теперь считает долгом полюбоваться каждый приезжий. Мы приблизились к ущелью; свод подымался над водою не больше чем на какой-нибудь аршин. Гребец сложил весла, все мы легли на дно лодки, и она, направляемая его рукою, скользнула в темное отверстие. Я услышал глубокий вздох Лары; было в самом деле жутко, но всего одну минуту. Затем мы очутились под обширными сводами пещеры, где все сияло лазурью. Вода под нами горела голубым огнем. Из пещеры не было другого выхода, кроме того маленького отверстия, через которое мы только что проплыли.

Яркий солнечный свет, проникавший в него, превращал воду в голубой пламень, который, в свою очередь, бросал сияющий отблеск на стены пещеры. Вот почему все здесь сияло небесной лазурью, вот почему отовсюду как будто струился прозрачный голубой эфир. Капли же, стекавшие с весел, поднятых кверху, сверкали рубинами. Здесь воистину был волшебный мир, царство духов! Лара сложила руки, и я прочел в ее взорах те же мысли, что бродили в эту минуту и у меня. Да, здесь мы встретились с нею когда-то, здесь прятали морские разбойники свои сокровища, зная, что никто не отважится пристать к этому месту! Теперь все сверхъестественное выяснилось, стало действительностью; действительность ведь вообще тесно граничит с сверхъестественным, духовным миром, и наш собственный земной мир со всеми своими явлениями, начиная с произрастания семени цветка и кончая проявлением нашей бессмертной души, лишь ряд чудес. Один человек не хочет признавать этого!

Маленькое отверстие, через которое мы проплыли, светилось яркой звездой; но вот ее заволокло мраком; это вплывали остальные лодки. Скоро иностранцы присоединились к нам.
Все были в немом восторге. Протестанты и католики одинаково чувствовали здесь, что в мире есть чудеса.
— Вода прибывает! — сказал один из гребцов. — Надо торопиться, иначе вода запрет выход, и нам придется просидеть здесь, пока опять не наступит отлив.

Лодки наши снова скользнули в темное отверстие, затем вышли в открытое море, и скоро сияющий Лазурный грот остался далеко позади.
>>


Какие воспоминания сначала "слетались светлым роем", а потом "разом хлынули в душу" к автору, для моего поста не важно, как, впрочем, и кто такая Лара.
Тот, кому это все-таки интересно, может скачать роман из моего виртуального склада произведений о Неаполе (художественных и не только).



"Импровизатор" был абсолютно прав! Друзья-художники немцы Август Копиш и Эрнст Фрис действительно обнаружили Лазурный грот в 1826 году, Копиш написал об этом рассказ, как о самом великом открытии в своей жизни. Художники оставили нам зарисовки Грота и, конечно, автопортреты себя любимых, этакий образчик гламура первой половины 19 века.



Эрнст Фрис зарисовал Грот в том же 1826-м году, когда ему было 25 лет. Через 7 лет у себя на родине, в Карлсруэ, он заболел скарлатиной и, находясь в бреду, вскрыл себе вены.




А вот эти рисунки сделал его друг Август Копиш в 1834 году.






А потом Грот стал модным и популярным, почему-то все больше среди немцев. Хотя, говорят, художники школы ландшафтной живописи из Поццуоли - а это на другой стороне Залива - сделали Грот местом своих постоянных работ.




Хейнрих Якоб Фрид. Лазурный Грот на Капри (1835)




Карл Фридрих Зейферт (1860)

Об "открытии" Лазурного Грота на Капри немецкими художниками можно говорить весьма условно. Ну, во-первых, они не сами на него наткнулись - привел их сюда и помог занырнуть в узкую каменную арку местный житель Анжело Ферраро, примерно вот такой.


Рыбак с Капри - Карл Блехен (1834)

Так что жители Капри давно были в курсе...
Анжело, говорят, выпросил у бурбонской администрации Неаполя пожизненную пенсию за "открытие" грота Европе и привлечение массовых туристических потоков .

Да и не только они. На карте венецианского картографа Винченцо Коронелли (1696 год), Grotta Azzurra благополучно обозначен примерно в том месте, где он находится и сейчас, если только сообразить, что карта непривычно расположена вверх тормашками.



Я вообще-то знаю, что арабские картографы в 12-13 веках рисовали свои удивительного вида карты югом кверху. Когда-то с интересом рассматривал "Книгу Рожера" (1154), этот уникальный географический труд, сделанный арабским ученым аль-Идриси для своего покровителя и друга, первого короля Сицилии и Неаполя, Рожера II. Пытался угадать на нем расположение поселений и очертания рек современной территории России.

Но чтобы традиция рисовать карты югом кверху перекочевала в Европу и сохранялась до начала 18-го века? На более ранних картах Меркатора, которые совсем не трудно посмотреть в интернете, север находится сверху!


Но зачем нам венецианский картограф, если есть неаполитанский певец Роберто Муроло, олицетворение неаполитанской мелодии, собиратель и исполнитель песен разных веков?

Первый диск его антологии озаглавлен "до 1700", и на этом диске есть канцонетта "La Grotta Azzurra" - "Лазурный грот".

Roberto Murolo




Jammo, nennélla mia...
giá la varchetta è pronta.
'Sto core è n'allegría
te dice: "Viene, vié'..."
e dint''a Grotta Azzurra
haje da vení co' me!

II
Vide, tra li ccampagne,
Meta, Sorriento e Vico...
de Massa li mmontagne,
sfílano 'nnanze a te...
E dint''a Grotta Azzurra
t'abbracciarraje co' me!

III
Mo ca te tengo a lato,
'ncopp'a 'sta varca mia
pare ca mo só' nato
lo cielo pe' godé...
Jammo a la Grotta Azzurra...
voglio morí co' te!

IV
Acálate no poco:
stentato è lo passaggio!
Jarría dint'a lo ffuoco
pe' stá vicino a te...
Chest'è la Grotta Azzurra
non haje cchiù che bedé!

Пойдем, моя подруга,
Лодка уж готова.
На сердце радость,
Зову тебя – приди, приди
В Голубой Грот
Должна ты со мной пойти

II
Смотри, в компании нашей
Мета, Сорренто и Вико,
И горы ди Масса
Выстроились пред тобой
В Голубом гроте
Я тебя обниму

III
Сейчас, когда ты рядом
со мной в моей лодке
Мне кажется я только что родился
на радость небесам
Пойдем в Голубой Грот…
Хочу умереть с тобой

IV
Нагнись немного:
Проход здесь узкий
Я бросился бы в пламя,
Чтобы быть ближе к тебе…
Вот Голубой Грот
И ничего красивее ты не увидишь…



Сам я впервые встретил упоминание о Гроте в далекие 70-е – в книге новозеландского бегуна Питера Снелла, который 2 сентября 1960 года меньше чем за две минуты преодолел расстояние от полной безвестности до мировой славы, выиграв олимпийское золото.

Гораздо больше времени у Питера ушло на следующий день, чтобы преодолеть путь от олимпийского Рима, минуя Неаполь, сначала в Сорренто, а потом…

<<
Потом мы отправились на Капри, где, счастливый, я бродил в шортах и с фотоаппаратом. Одной из достопримечательностей острова является знаменитый Голубой Грот. Этот грот я считаю настоящим мошенничеством. Это просто большая пещера, в которой свет отражается от голубой воды снизу вверх. Это зрелище ничто по сравнению с нашим Вайтомо.
>>


Я попал на Капри ровно через полвека после Снелла. Сравнить воочию Лазурный Грот с новозеландским Вайтомо в этой жизни я не рассчитывал, но упустить возможность увидеть эту достопримечательность собственными глазами, было бы непростительно. Тем более, что на причале Капри стоял такой рекламный щит.



Жизнь стремительно меняется. Все меньше романтики и реальной жизни, все больше - денег и шоу.
Поединки бегунов-любителей, таких как Снелл, заменили забеги людей-машин, главным ноухау которых стало умение скрыть применение запрещенных препаратов. Ради денег и шоу.
Евровиденье, где когда-то звучали неплохие песни, превратился в конкурс телеэффектов и компьютерной графики под сомнительное звуковое сопровождение. Ради шоу и денег.



От романтики Лазурного Грота со времен Андерсена тоже мало что осталось - те же шоу и деньги. В 2010 году, чтобы попасть на несколько минут в Грот, нужно было потратить около 30 евро - половину чтобы обогнуть остров на катере и еще почти столько же, чтобы пересесть, или, точнее, "перелечь" в маленькую лодку, убрать руки с бортов, проплыть под тесной аркой и сделать пару небольших кругов под каменной твердью острова.






Несколько лет назад случилась забавная история. Несколько жителей неаполитанского побережья приплыли сюда на собственной лодке и потребовали, чтобы их пропустили в Грот, но получили отказ. Не возымели действия аргументы о том, что они местные, что это - их земля, и их море, и непонятно, на каком основании частная компания монополизировала права на пропуск.
Гости, выругавшись по-неаполитански, уплыли. Но ненадолго. Под покровом ночи они вернулись, везя баки, наполненные доверху отходами жизнедеятельности их хозяйства - а "удобства", надо думать, находились у них во дворе.

Все содержимое было вылито в море рядом со входои в Грот. Бизнес был остановлен - ведь подпускать экскурсантов со всего мира к столь дурно пахнущей достопримечательности не было никакой возможности.




Протиснувшись через узкую арку, лодки медленно продвигаются в голубоватом полумраке, а гребцы поют неаполитанские песни - но только те, которые, предположительно, знакомы массовому туристу - "Санта Лючия", "Вернись в Сорренто"...



На старых рисунках арка грота выглядит выше. Дело тут в воображении художника, в отливе или в том, что Капри медленно опускается в океан?


Гравюра 1874 года


Я не знаю. Но не нужно быть специалистом, чтобы взглянуть на карту и понять, между Сорренто и Капри продолжается подводная горная гряда, точно так же, как с другой стороны залива идет по линии Поццуоли - остров Прочида - остров Искья.

Я даже готов высказать фантастическую гипотезу, что весь Неаполитанский залив - это остатки огромного размера доисторического кратера вулкана.
Вулканическая магма и ныне клокочет где-то подо дном залива. На дне периодически возникают пузыри, выпускающие вулканические газы.

Флегрейские поля по соседству с Поццуоли, знаменитая Сульфатара с бурлящими источниками, испаряющими серу (откуда и название), являются огромными кратерами на уровне поверхности суши. Древние греки не зря считали, что тут находятся ворота в преисподнюю.





Во время самого страшного извержения Везувия в 1631 году в какой-то момент << морская вода стремительно отошла от берега на километр с лишним, обнажив дно с оказавшимися на мели суденышками. Замерев на несколько минут, море хлынуло на берег пятиметровой волной.
Вслед за этим вулкан, будто бы всосав морскую воду, начал выплевывать ее через жерло в виде лахаров - потоков горячей грязи, в которых обнаруживались рыбы, рачки, мидии. Грязь заполняла собой все пустоты, мгновенно превращала находившиеся на склонах виллы в саркофаги их обитателей.

Казалось, что дно неаполитанского залива треснуло или провалилось, и прохладная декабрьская вода хлынула в чудовищный котел раскаленной лавы, чтобы потом вернуться на поверхность через кратер и боковые расщелины Горы. >>



Но это я сильно отвлекся.

У песни "La Grotta Azzura" есть немного другой текст, чуть более интимный. Давайте позаимствуем его вместе с переводом с сайта Наташи Чернега и послушаем как он звучит в исполнении Нино Фьори.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Felicita/920.html


Jammo, nennella mia,
Già la varchetta è pronta.
'Sto core è in allegria
Ca tu ll'hê ditto "sì".

Mo dint'a Grotta Azzurra
Te porto 'nziem' a mme, Marì.
E dint'a Grotta Azzurra
Me dice ancora "sì".

Ll'incanto 'e 'sta marina
Sò d'oro 'e Faragliune.
Mo ca me staje vicina
Niente è cchiù bello 'e te.

Jammo a la Grotta Azzurra
Voglio cantà pe' tte, Marì.
Te voglio bbene assaje
E cchiù t'astregno a me.

Io voco e cchiù te vaso
Co 'e palpite 'e 'sto core.
Chist'uocchie maleziuse
Ddoje stelle 'nfront' a te
Ca luceno pe' mme.

Mo dint'a Grotta Azzurra
Nuje stammo pe' trasì, Marì.
Cchiù azzurra mo è 'sta grotta
'A quanno hê ditto "sì".

Ce connolea 'sta varca
Cu 'a musica d' 'o mare
Ll'arpeggio 'e 'na chitarra
Stà a suspirà pe' tte.

'Int'a 'sta Grotta Azzurra
Felice simmo nuje, Marì.
Te voglio bbene assaje
Me vase e dice "sì".

Maria, Marì,
M'hê ditto "sì".

Пойдём, моя милая,
Лодка уже готова.
В моём сердце столько радости,
Ведь ты сказала мне "да".

В Лазурный Грот
Я повезу тебя, Мария.
И в Лазурном Гроте
Ты снова скажешь мне "да".

Очарование этого побережья –
Скалы Фаральоне.
Теперь, когда ты рядом со мной,
Нет ничего прекрасней тебя.

Пойдём в Лазурный Грот,
Я хочу спеть тебе, Мария.
Я так люблю тебя,
Ещё сильней я прижму тебя к себе.

Я гребу вёслами и целую тебя
Моё сердце трепещет.
Твои весёлые глаза,
Будто две звезды,
Сияют мне.

В Лазурный Грот
Мы уже заходим, Мария.
Ещё лазурней теперь этот грот
С тех пор, как ты сказала мне "да".

Качает нас моя лодка
Под шум морских волн.
Аккорды гитары
Звучат для тебя.

В Лазурном Гроте
Мы счастливы с тобой, Мария.
Я так люблю тебя,
Ты целуешь меня и говоришь мне "да".

Мария, Мария,
Ты сказала мне "да".



Раффаэле Вивиани (1888-1950) был очень любимым в Неаполе актером, комедиографом, поэтом, даже композитором.



В 1926 году была опубликована его комедия "Napoli a frac". Второй акт комедии называется "В лазурном гроте". Вивиани придумал песенку, которую, перекликаясь с хором, напевает молодой моряк, плывя на лодке в таинственном гроте - о тайнах скрытых в глубинах грота, об опасности, подстерегающей того, кто направился в узкий проход.

Текст песни написан 90 лет назад, а музыку к нему для современной постановки комедии написал аранжировщик и дирижер Себастьяно Моларо всего несколько лет назад.
Дарио Рустичелли поет эту песню в ролике о Капри.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Felicita/1266.html


OJ MARENA’…

Che pace ccà sotto,
che ‘ncanto è ‘stu mare:
pittato me pare.
St’azzurro ched’è?
Ched’è stu mistero
Ca ‘o core ce afferra?
Che tene sta terra?
Sta luce, pecchè?

Na varca ‘e guagliune
se spassa cantanno.
sti vvoce, sti suone,
ca veneno e vanno.

Nun correre tanto
P’’a pace ‘e chest’acqua.
Chest’anema stracqua
Se vo’ arrepusa’.

Va chiano cu ‘o rimmo;
cammina, ma a stiento;
m’he ‘a fa’ stu mumento
na vita dura’.

Na varca ‘e guagliune
...............

Ой, моряк…

Какой покой здесь внизу
Как волшебно море:
Как будто нарисовано.
Что за голубизна?
Что там за тайна,
что сердце так бьется?
Что хранит эта земля?
Этот свет, что это?

Лодка паренька
Что весело поет.
Эти голоса, эта музыка,
Что пришла и исчезла.

Не спешно скользит
По глади воды.
Спокоен душою,
Хочет отдохнуть.

Тихо гребет веслом;
Проход тут, но узок
Скользни очень быстро
Чтобы жизнь сохранить

Лодка паренька
...............


Владимир Волошин 28 июн, 19:04
+1 0

Арриведерчи, Рома

Евгений Чубров.

Арриведерчи, Рома

Сегодня речь пойдет не о неаполитанской песне. Но я иногда делаю исключения. Тем более, что на сегодняшних скоростных поездах путь от Неаполя до Рима занимает меньше, чем многие москвичи добираются до работы.


В уже очень далекие 1970-е в театральном «Бахрушинском» музее Москвы действовал лекторий, где можно было послушать музыку, которую трудно было купить в магазинах, и которая почти никогда не звучала по радио. Я иногда посещал эти мероприятия, выбирая близкие мне темы, тем более, что некоторые лекции вел сам корифей музыковедения тех лет Олег Шишов.

Чуть позже в лектории появилось чудо техники – видемагнитофон, и я заявился на лекцию, где показывали фильм «Семь холмов Рима» с Марио Ланца.
Лектор с гордостью сообщил, что кассета для просмотра была получена на один вечер прямо из личной коллекции Муслима Магомаева.

false

Фильм показался мне немного скучноватым, но Ланца – есть Ланца…

В одной из сцен, возле знаменитого римского фонтана, Марио пел дуэтом с десятилетней девочкой. Песня называлась “Arrivederci, Roma” – «До свидания, Рим».

17 марта 1957 года 36-летний Марио Ланца сошел с корабля «Юлий Цезарь» в порту Неаполя чтобы впервые ступить на землю своих предков – Кокоцци по отцовской линии и Ланца - по материнской.

<<
С момента, когда я сошел с корабля в Неаполе, я чувствовал себя, как новый человек. Я начал жить.
>>


Многое уже было позади.

Детское ошеломление от голоса Энрико Карузо, звучавшего с граммофонных пластинок.
Учеба пению у Айрин Вильямс, которая не могла выдержать его постоянные проказы, а потом - у знаменитого, но уже очень пожилого Энрико Розати.
Встреча с Сергеем Кусевицким, который открыл Ланца миру.
Успешные голливудские фильмы «Тост за Новый Орлеан», «Полуночный поцелуй», «Великий Карузо».
Легкие победы над десятками девушек и семейные конфликты, алкоголизм и скачки веса по 25 килограмм в плюс и в минус.
Конфликт со студией MGM из-за фильма-оперетты «Принц-студент», где от Ланца остался только голос, а все остальное отдали другому актеру.
Трехлетнее отстранение от съемок, снова пьянство, тяжелое возвращение на другую студию и не слишком удачные новые фильмы...

Обладатель гениального, уникального, поставленного от природы голоса никак не хотел становиться великим певцом. Ланца приехал в Европу с надеждой, что земля Италии поможет ему измениться, строил новые планы.

Он не знал, что метроному его жизни оставалось стучать менее трех лет...



Из Неаполя, где Ланца посетил могилу своего кумира Энрико Карузо, певец проследовал в Рим для съемок фильма на итальянской студии «Титанус».

Актерский состав был средней руки, за исключением, пожалуй, популярного в Италии певца, комика и композитора Ренато Раскела, оборудование студии - устаревшим, гонорары – смешными по сравнению с голливудскими, сценарий изменялся каждый день, и никто не говорил по-английски!

Для психики Ланца всего этого было достаточно, чтобы «новая жизнь» отказывалась начинаться. Снова неумеренная еда и выпивка. Ланца настоял, чтобы семье разрешили присутствовать на съемочной площадке. Но четверо неугомонных детей – это слишком много для нормальной работы, а жена Бетти доставала киношников неуместными советами.





Студия обвинила Ланца в пьянстве, Ланца студию – в неготовности к съемкам. Работа остановилась.

Из Америки прилетел Эл Тейтельбаум - друг и личный менеджер Ланца. Ему удалось уговорить певца завязать с алкоголем и начать напряженно работать. До поры до времени все шло хорошо.

Но все испортил Неаполь. Ланца был приглашен на что-то вроде благотворительного бала. Эл и Марио сели в поезд до Неаполя. Певца встречали превосходно. Ему вручили «премию Карузо» - одноразовый приз, придуманный для этого случая.

Но в Неаполе в то время жил Лаки Лучиано, сицилиец по происхождению – знаменитый гангстер, выпущенный из американской тюрьмы и выдворенный из Америки.





Лучиано пытался сблизиться с певцом. Ланца это не доставляло удовольствия и он уклонялся от контактов по мере возможности.
Через два года, после внезапной смерти Марио Ланца в римской клинике, желтая американская пресса растиражирует версию о том, что его убила мафия - якобы из-за отказа выступить в концерте в ее доход, тем более, что еще в Америке от сицилийцев поступали подобные предложения.

По возвращению из Рима Ланца пил два дня. Потом Тейтельбаум притащил его на съемку, но пока накладывали грим, Ланца успел послать шофера за бутылкой Чивас Регал.

Из гримерки Эл повел певца уже не на съемочную, а домой, где получил еще и от Бетти за то, что «позволил Марио пить».
Тейтельбаум заявил, что с него достаточно и улетел в Америку.



Тем не менее фильм был снят, а уж каким он получился – каждый может судить сам.

Когда Марио только прибыл в Рим, он наткнулся на девочку, зарабатывавшую уличным пением. Рядом крутился ее брат-"менеджер".
Детская непосредственность и тонкий голосок, не перевиравший ноты, было для Марио одним из первых итальянских впечатлений. Певица была одарена более чем щедрыми чаевыми.

Когда начались записи для фильма, Ланца настоял на включении в фильм дуэта с девочкой, но ее не могли нигде найти. Прослушали нескольких других претенденток, но Ланца их забраковал.

Римская полиция подключилась к поискам и сделала свое дело. Юную певицу звали Луиза Ди Мио.

Брат-менеджер, узнав, что сестрой интересуется звезда Голливуда, затребовал 160 долларов за один эпизод. Студия предложила 100. Ланца заявил, что это - копейки за «кусочек истинного Рима». Братишка тут же поднял цену до 5 тысяч. Все же, в конце концов, сошлись на 160.
Песня "Arrivederci, Roma" вновь вернула Марио на вершины хит-парадов.


В фильме есть уникальная в своем роде сцена, демонстрирующая возможности Ланца как эмитатора–пародиста – он изображает для римских ребят популярных американских современников, и почти все они оказываются итальянцами: Перри Комо, Фрэнк Лейн, Дин Мартин, и даже … Луи Армстронг!
Нашел вот в ютубе … правда с титрами аж на двух языках (((

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Arrivederciroma/1428.html

Ренато Раскел, римлянин в шестом поколении, был не только партнером Ланца по "Семи холмам Рима". Это он написал музыку песни «Арриведерчи, Рома» и первым исполнил ее.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Arrivederciroma/1422.html

ЗT'invidio turista che arrivi,
t'imbevi de fori e de scavi,
poi tutto d'un colpo te trovi
fontana de Trevi ch'e tutta pe' te!
Ce sta 'na leggenda romana
legata a 'sta vecchia fontana
per cui se ce butti un soldino
costringi er destino a fatte tornà.
E mentre er soldo bacia er fontanone
la tua canzone in fondo è questa qua!

Arrivederci, Roma...
Good bye...au revoir...
Si ritrova a pranzo a Squarciarelli
fettuccine e vino dei Castelli
come ai tempi belli che Pinelli immortalò!
Arrivederci, Roma...
Good bye...au revoir...
Si rivede a spasso in carozzella
e ripenza a quella "ciumachella"
ch'era tanto bellae che gli ha detto sempre "no!"

Stasera la vecchia fontana
racconta la solita luna
la storia vicina e lontana
di quella inglesina col naso all'insù
Io qui, proprio qui l'ho incontrata...
E qui...proprio qui l'ho baciata...
Lei qui con la voce smarrita
m'ha detto:"E' finita ritorno lassù!"
Ma prima di partire l'inglesina
buttò la monetina e sussurrò:

Arrivederci, Roma...
Good bye...au revoir...
Voglio ritornare in via Margutta
voglio rivedere la soffitta
dove m'hai tenuta stretta stretta accanto a te!

Arrivederci, Roma...
Non so scordarti più...
Porto in Inghilterra i tuoi tramonti
porto a Londra Trinità dei monti,
porto nel mio cuore i giuramenti e gli "I love you!"

Arrivederci, Roma...
Good bye...au revoir...
Mentre l'inglesina s'allontana
un ragazzinetto s'avvicina
va nella fontana pesca un soldo se ne va!
Arrivederci, Roma!

Завидую тебе, турист, приезжая,
ты впитываешь Форум и раскопки,
потом вдруг случайно находишь
фонтан Треви, он весь для тебя.
Есть римская легенда,
Об этом древнем фонтане -
если бросишь в него монетку,
то судьба вернет тебя сюда.
И пока монетка ласкает гладь фонтана,
Из глубины к тебе идет песня - вот она!

До свидания, Рим,
good bye... au revoir...
Снова пообедать у Скурчарелли
Феттучино и вино Кастелли,
как во времена, что Пинелли обессмертил!
До свидания, Рим,
good bye... au revoir...
Снова проехать в коляске,
и помечтать о той "чертовке",
Что была так прекрасна и всегда говорила нет!

Сегодня старинный фонтан
расскажет при одинокой луне
историю близкую и далекую
о той англичанке с задранным носом.
Это здесь, да здесь ее я встретил
И здесь, да здесь поцеловал.
И здесь она голосом уставшим
сказала мне: «Все кончено, я уезжаю!»
Но прежде, чем уехать, англичанка
бросила монетку и прошептала:

До свидания, Рим
good bye... au revoir...
Хочу вернуться на виа Маргутта,
хочу снова увидеть мансарду,
Где ты крепко-крепко обнимал меня!

До свидания, Рим…
Никогда тебя не забуду
Унесу в Англию твои закаты,
унесу в Лондон собор Троицы на горе,
унесу в сердце клятвы и все “I love you!»

До свидания, Рим!
good bye... au revoir...
Когда англичанка уходила
Подошел парнишка
Прыгнул в фонтан рыбкой и монетку унес.
До свидания, Рим!



У песни "Арриведерчи, Рома" много-много разных интерпретаций. Некоторые из них я собрал вот в этом альбоме.

А сюда вытащу еще две…

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Arrivederciroma/1421.html

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/Arrivederciroma/1427.html


Владимир Волошин 25 июн, 17:53
+1 0

Подводный мир в изобразительном искусстве

Александр Смольянинов.

Подводный мир в изобразительном искусстве

Друзья, сегодня мы познакомимся с небольшой подборкой наших роликов, объединенных темой «Подводный мир в изобразительном искусстве».
(Кликаем на картинки и смотрим ролики)

Владимир Волошин 24 июн, 12:53
+1 0

Космос в изобразительном искусстве

Александр Смольянинов.

Космос в изобразительном искусстве

Друзья, на днях мы закончили восстанавливать подборку наших роликов, объединенных темой "Космос в изобразительном искусстве". Мне эта тема очень нравится. В детстве я, как и многие советские школьники, мечтал стать космонавтом. Мечтал отправиться в путешествие к далеким планетам нашей бескрайней вселенной. Увы, моей мечте не суждено было сбыться, я не стал космическим путешественником, но умение мечтать о неизведанном осталось во мне на всю жизнь.

(Кликаем на картинки и смотрим ролики)

5107871_Andrew_C 5107871_Charles_Barre

5107871_David_A 5107871_Frank_Hettick 5107871_Frank_M 5107871_Inga_Nielsen
5107871_Joe_Bergeron 5107871_Lawrence_Coulson 5107871_Michael_Kagan 5107871_Michael_Kraehmer 5107871_Philip_Gray 5107871_Rich_Bowman
5107871_Robert_Mccall 5107871_Ronny_Haklay 5107871_Stijn_Joosten 5107871_Tyler_Young 5107871_Walter_Myers 5107871_Kashperskii_Aleksei
5107871_Krainev_Sergei 5107871_Leonov_Aleksei 5107871_Rydakov_Aleksandr 5107871_Sokolov_Andrei 5107871_Stefanov_Aleksandr


Владимир Волошин 23 июн, 16:16
+1 0

Монастырь Святой Клары

Увгений Чубров.

Монастырь Святой Клары


O Sole nun è d'oro, figlia mia,
né dinto vierno, né dint' 'a staggione.
Nun credere a chi conta 'sta buscìa;
nun sentere a chi canta 'sta canzone.

Rispunne a chi te dice ‘sti pparole:
- “ 'O sole nun è d'oro! 'O sole è… 'o Sole!

'O Sole è 'o Sole che 'nce scarfa 'e ccase,
c’ammature ogni frutto e 'ndora 'e spiche.
È ‘o Sole ca m'asciutta 'e panne spase,
ca mme secca 'a cunzerva e spacca 'e ffiche.

E nun è d'oro! Pecché ll'oro è niente…
E senza 'o Sole nun sarria lucente!”

Солнце - не золото, о девочка моя,
Ни зимнюю порой, ни жарким летом.
Не верь, когда тебе такое говорят,
Не слушай тех, кто песнь поет об этом.

Ответь тому, кто скажет этот нонсенс,
«Оно - не золото. Ведь Солнце - это... Солнце!"

Да, Солнце – это Солнце! Оно согреет дом,
Оно растит плоды, колосья золотит.
Нам Солнце высушит одежды за окном,
И фрукты в зимние запасы превратит.

Ведь золото – ничто! Поймите это!
А коль не станет Солнца - не будет света!»

(Рокко Галдьери. "Солнце и золото")


Я не знаю, в каком году неаполитанский поэт Рокко Галдьери написал это стихотворение. Скорее всего, в это время уже родился его сын и творческий наследник Микеле.

О песне, слова которой написал Микеле Галдьери, сегодня пойдет речь.

Непросто сравнивать поэзию отца и сына Галдьери, особенно нам, не владеющим неаполитанским языком.

Рокко Галдьери, взявший себе псевдоним Рамбальдо в честь ранне-средневекового испанского трубадура, входит в число самых значимых неаполитанских поэтов классического периода, наряду с Сальваторе ди Джакомо, Фердинандо Руссо, Роберто Бракко, Либеро Бовио...

Все они были вовсе не "поэтами-песенниками", а писали самодостаточные стихотворения, поэмы, пьесы. Некоторые произведения были положены на музыку их современниками и композиторами более поздних периодов.

Мне, например, очень нравится песня "Sora mia" ("Моя сестра") на стихи Рокко Гальдьери, хотя во многом тут дело и в музыке Эрнесто де Куртиса. Если не слышали - рекомендую.

Но не про старшего Галдьери сегодня речь.

Микеле Галдьери пошел несколько другим путем. Он стал автором и режиссером спектаклей. Был такой популярный в середине прошлого века жанр - revista ("ревю") - серия сцен, часто - музыкальных, соединенных в единое театральное представление. Ну а раз была музыка, то было и много стихов, которые сочинял сам Микеле - помимо общего сценария и режиссуры.


Микеле Галдьери (1902 - 1965)

Как часто случалось в Неаполе, песни оказывались куда более значимыми, чем спектакли или фильмы, для которых они сочинялись. Фильмы и спектакли постепенно забывались, а песни продолжали радовать слушателей.
Так получилось и с самой известной песней на стихи Микеле Галдьери.

Песня "Монастырь Санта Кьяра" была написана в 1945 году для ревю "Imputato, alziamoci!" ("Подсудимый, встать!"), в котором играли, ни много ни мало, Альберто Сорди, Анна Маньяни, Totó (Антонио де Куртис), Пеппино де Филиппо. Двое последних через несколько лет станут олицетворением Неаполя в нескольких лентах, названия которых неизменно начинались на "Тотó, Пеппино и ...".

"Завтра? Нет, поедем уже сегодня! Далеко? Но нет сил больше ждать! Говорят, там осталось только море. Одно лишь море - и больше ничего!" - сомневается человек, который одновременно жаждет и боится вернуться в послевоенный Неаполь

Монастырь Санта Кьяра выступает в песне как аллюзия, как символ всего Неаполя. Но в 1944-м и сам монастырь лежал в руинах.

Dimane?...Ma vurría partí stasera!
Luntano, no...nun ce resisto cchiù!
Dice che c'è rimasto sulo 'o mare,
che è 'o stesso 'e primma, chillu mare blu!

Munastério 'e Santa Chiara,
tengo 'o core scuro scuro,
ma pecché, pecché ogne sera
penzo a Napule comm'era,
penzo a Napule comm'è?

Funtanella 'e Capemonte,
chistu core mme se schianta
quanno sento 'e dí da 'a gente
ca s'è fatto malamente stu paese...ma pecché?

No...nun è overo! no...nun ce créro!
E moro pe' 'sta smania 'e vení a Napule!
Ma ch'aggi' 'a fá?
Mme fa paura 'e ce turná!

Paura?...Sí...Si fosse tutto overo?
Si 'a gente avesse ditto 'a veritá?
Tutt''a ricchezza 'e Napule era 'o core!
Dice ch' 'e perzo pure chillu llá!

Munastério 'e Santa Chiara,
'nchiuse dint'a quatto mura,
quanta femmene sincere
si perdévano ll'ammore,
se spusavano a Gesù!

Funtanella 'e Capemonte,
mo si pèrdono n'amante,
giá ne tènono ati ciento,
ca na femmena 'nnucente,
dice 'a gente, nun c'è cchiù!

No...nun è overo! No...nun ce crero!
E moro pe' 'sta smania 'e turná a Napule!
Ma ch'aggi' 'a fá?
Mme fa paura 'e ce turná!
Ma pecché, pecché ogne sera
penzo a Napule comm'era,
penzo a Napule comm'è?

Завтра? Но я хочу уехать сегодня вечером!
Далеко, но … не могу больше терпеть!
Говорят, что там осталось только море,
Что оно такое же как раньше, это море голубое!

Монастырь Святой Клары,
В моем сердце темном, темном,
Но почему, почему каждый вечер
думаю о Неаполе - каким он был,
думаю о Неаполе - какой он сейчас?

Фонтаны Капемонте,
Сердце разбивается
Когда я слышу как люди говорят,
что эта страна стала злом… ну почему?

Нет… это не правда! Нет… я не верю!
И я жизнь отдам за эту манию – поехать в Неаполь
Но что же мы можем сделать?
Меня пугает возвращение!

Страх?...Да… А если это правда?
Если люди говорят правду?
Все богатство Неаполя было в сердце!
Они говорят что потеряно и это!

Монастырь Святой Клары,
Спрятанный за четырьмя стенами,
Сколько искренних женщин
потеряли любовь,
став женами Иисуса!

Фонтаны Капемонте,
Сегодня потеряли любимого
И есть уже сотни других,
Потому что невинной женщины,
Говорят, больше не найдешь!

Нет… это не правда! Нет… я не верю!
Я умру за это – вернуться в Неаполь!
Но что же тут поделать?
Меня пугает возвращение!
Но почему, почему каждый вечер
думаю о Неаполе - каким он был,
думаю о Неаполе - какой он сейчас?

Капемонте, или Каподимонте по-итальянски, - холм в Неаполе, на котором находится дворец королей-Бурбонов 18-го века в обрамлении восхитительного парка, в котором сейчас расположен музей, в котором между прочих Данай и Наполеонов висит портрет Святая Клары, написанная в 1530-м году Джироламо Бедоли.




Про святую Клару и про неаполитанский монастырь кларисс у меня был отдельный длинный пост.
Почитайте, если будет время и желание.

Святая Клара, первая женщина - последовательница святого Франциска, всю жизнь добивалась признания для себя права не владеть никаким имуществом - ни виноградниками в Тоскане, ни даже стоптанными кроссовками

Все, что ей было нужно - это бог в сердце. Ни нам, ни владыкам нашей церкви, которые, наоборот, борются за право владеть все новыми яхтами и соборами, этого не понять.

Имена Франциска и Клары, перенесенные испанскими монахами в Америку, тут дали названия городу Сан-Франциско и долине Санта Клара (также известной как Кремниевая долина) - месту, где проживает наибольшее число миллионеров. Вот такая вот историко-географическая ирония.



Неаполитанский комплекс Санта-Кьяра включает церковь и женский монастырь.




В церковь войти может любой, во внутренний дворик монастыря - тоже любой, но за несколько евро.


Монастырь строился в 14-м веке под покровительством Санчи, жены Роберта Мудрого, третьего короля анжуйской династии в Неаполе. В ту пору Сицилийское королевство было разделено на две части - на материке правили анжуйцы, а остров Сицилия был отвоеван арагонской династией в результате событий 1282-го года. Брак Роберта Мудрого с Санчей из Арагона как раз и был попыткой воссоединить королевство с помощью междинастического союза. Но тогда еще не срослось.

Если рассматривать уникальный документ эпохи – «анжуйскую» библию примерно 1340-1350 года, которую король Неаполя Роберт Мудрый (Roberto Saggio) подарил своей внучке Джоанне, можно разглядеть массу интересного. На этом листе изображены 3 первых поколения Анжу в Неаполе (сверху вниз) – Карл I с королевой Беатриче, Карл II Хромой с королевой Марией Венгерской и, наконец, Роберт Мудрый с королевой Санчей.





Но Роберт Мудрый присутствует и во втором ряду – Карл Хромой и Мария внимательно смотрят на своих трех старших сыновей (всего у них было 14 детей). Эти трое ребят были оставлены на 7 лет заложниками в Барселоне, чтобы из плена выпустили их отца. Старший – наследник трона Карл Мартелл прожил только 24 года. Следующий по возрасту – Людовик – отказался от короны, решив стать священником. Прожил он еще меньше – 23, успев, впрочем, стать епископом Тулузы, а через 20 лет после смерти был объявлен святым. Корона отошла к 3-му сыну, Роберту. В отличие от русских сказок третий сын был не дураком, а Мудрым.

Тут, впрочем, у историков возник вопрос – а не должна ли была корона перейти к Кароберто, сыну Карл Мартелла? Дюма отец, например, прямо утверждает, что Роберт узурпировал власть.

В среднем ряду картины из Библии Карл Мартелл и Роберт изображены в коронах, а рядом с ними нарисованы две маленькие фигурки. По-видимому, это внучка Роберта Джованна и внук Карла Мартелла Андрей.
Оформитель Библии уже знал, что троюродные брат и сестра помолвлены еще в раннем детстве, и что Роберт оставляет им королевство (оба сына Роберта умерли рано).

Но художник не мог еще знать, что супруги станут злейшими врагами, что Андрея задушат шелковым шнурком с прямого согласия Джованны, но и она через много лет закончит свою жизнь похожим образом, только вместо шнурка используют подушку.


Подробнее обо всем этом можно прочитать по этой ссылке.


Роберту Мудрому принадлежит центральное, самое большое захоронение под сводами Санта-Кьяры, но еще раньше он похоронил тут своего сына Карла, умершего 30-летним, в 1328 году, когда церковь еще не была достроена.

Первоначально Санта-Кьяра была стилизована в строгой и аскетической готике. Так она простояла около четырех веков, после чего ее решили перестроить в пышном барокко.

Зачем? Не знаю. Возможно, у последовательниц святой Клары появились лишние деньжата, и они решили отдать дань последней моде. Реконструкция продолжалась полвека - с 1742 по 1796 год.



Такой интерьер церковь Санта-Кьяра сохраняла еще два века, до того дня 4 августа 1943 года, когда бомбы антигитлеровской коалиции превратили ее в руины.
Монастырь уцелел.



Слова песни "говорят, там ничего не осталось, кроме моря" в 1944-м имели вполне конкретный смысл.

Мария Национале. В ролике также звучит голос неаполитанской актрисы театра и кино Nuccia Fumo (1917-2005)

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/santachiara/1797.html

Восстановить Санта-Кьяру было решено в исходном готическом стиле. Туристам остается только поверить, что примерно так она и выглядела, когда в 1340 году в нее входил Петрарка, приехавший в Неаполь сдавать поэтический экзамен Роберту Мудрому перед получением в Риме лаврового венка лучшего поэта современности или когда папа Пий V благословлял объединенный флот христианских государств на судьбоносное сражение с сарацинами у Лепанто в 1572 году.

Восстановление церкви продолжались с 1944 по 1953 год.



Если войти в Санта-Кьяру и сразу повернуться налево, то Вы увидите самое последнее захоронение.
В нем лежит прах Сальво д'Аквисто, карабинера, казненного фашистами в 1944-м году за несколько дней до его 23-летия.



Уроженец неаполитанского квартала Вомеро был заместителем командира подразделения, которое помогало немцам разбирать брошенный склад вооружения недалеко от Рима - итальянцы пока еще считались немецкими союзниками.

Случайный взрыв убил немецкого солдата. Расследование ничего не дало, фашисты арестовали 22 заложника из числа мирных окрестных жителей.
Возможно, немецкие командиры и догадывались, как было дело, но недавний приказ командования не оставлял им выбора - в случае гибели немецкого солдата полагалось или найти и расстрелять виновного или казнить группу заложников.

Сальво совершил редкий поступок мужчины, положив на одну чашу весов собственную жизнь, а на другую - жизни двух десятков соотечественников и судьбы их семей.
Сделав высший нравственный выбор, он объявил немцам о том, что это именно он единолично подготовил и совершил взрыв.

23 сентября 1943 года Сальво д'Аквисто был расстрелян. Прах героя-неаполитанца доставили в родной город, и ему нашлось место в восстановленной Санта-Кьяре.

Католическая церковь провела в 1983-91 годах процедуру беатификацию Сальво, поэтому под его фотографией написано "Servio di Dio" - "Слуга Божий". Беатификация - это как-бы первый шаг к признанию мученика святым. Второй шаг - канонизация - до сих пор не сделан.

Почему? Я не знаю. Может быть просто еще не подошло время. Кто-то пишет о сложных отношениях между командованием карабинеров и масонами, а кто-то напоминает, что по законам церкви для признания святым мало геройского поступка, нужно еще, чтобы были чудеса, подтвержденные свидетелями.

Впрочем, когда церковь того хотела, и чудеса и свидетели легко находились.

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/santachiara/1793.html

https://my.mail.ru//inbox/ech/video/santachiara/1792.html

Я пока ничего не сказал об авторе музыки этой песни. О короткой жизни композитора действительно известно мало.

Альберто Барберис родился в Риме в 1920 году. В 20-летнем возрасте он получил диплом консерватории Санта Чечилья как пианист и композитор.

Барберис работал вместе с Микеле Гальдьери, сочиняя музыку для спектаклей. Так и появилась самая известная его песня, когда Альберто было всего 25.

В 1952 году Альберто Барберис отправился на гастроли в Мексику в качестве аккомпаниатора певицы Тины де Мола. Ему там так понравилось, что он решил задержаться на несколько лет.

Лучше бы он этого не делал.

В июле 1957 года в Мехико произошло землетрясение страшной разрушительной силы, во время которого складывались как карточные домики многоэтажные дома.

Сердце 37-летнего композитора не выдержало ужаса, среди которого он оказался, и многочисленных смертей, происходивших на его глазах. Альберто Барберис умер от инфаркта.

Барберис, несомненно, был более крупной фигурой, чем нам представляется теперь, когда о нем помнят, только как об авторе одной песни, количество исполнителей которой растет с каждым годом.

Когда его тело было доставлено на Родину, в Рим, тут было устроено торжественное прощание с композитором, о чем сохранился сюжет хроники, который можно посмотреть по этой ссылке


С неба звездочка тихо упала.
Был лишь мне виден след. И исчез.

То – слеза, что любимая мама
Обо мне уронила с небес.


(Рокко Галдьери. "Слеза")


Владимир Волошин 11 июн, 17:09
+1 0
Темы с 1 по 10 | всего: 347

Последние комментарии

Читать

Поиск по блогу

Люди

11 пользователям нравится сайт vladimir71.mirtesen.ru